Главная Статьи Статьи Аналитика ЭКО невидаль!

ЭКО невидаль!

29.03.2018

Получится ли создать в России цивилизованный рынок органик-продуктов?

По данным Минсельхоза России, за последние 15 лет мировой рынок органических продуктов вырос почти в 5 раз до 100 млрд долларов и составляет сейчас 10% от общего объема мирового рынка продовольствия. А к 2020 году, по прогнозам экспертов, его объем удвоится и превысит отметку в 200 млрд долларов. На сегодняшний день более 80 стран мира имеют отдельное законодательство, регулирующее оборот органической продукции. Свои амбиции в производстве экопродуктов заявляет и Россия. Есть ли для этого предпосылки?

Монетизируй ЭКО!
До недавнего времени органик-продукты существовали на российских магазинных полках исключительно как маркетинговый объект. Крупные производители быстро уловили тренд на здоровый образ жизни, породивший интерес к «чистой» еде и спрос на «правильные» продукты и технологии приготовления, и в отсутствие какой-либо законодательной базы успешно получали дивиденды с приставок «эко», «био», «органик», «натур» и прочих. Впрочем, потребители довольно быстро догадались, что на небольших фермерских рынках шансов купить более-менее экологичный продукт куда больше, чем у массового производителя. Законодатели спохватились позднее. В 2015 году были приняты ГОСТ Р 56104-2014 «Продукты пищевые органические. Термины и определения» и Национальный стандарт на органическую сельхозпродукцию, определяющий правила ее производства, переработки, транспортировки и хранения, а в 2016 году — закон о запрете выращивания и разведения в России генно-инженерно-модифицированных растений и животных. Однако вопрос о признании отечественных стандартов за рубежом и, наоборот, международных стандартов в России остается открытым до принятия федерального закона об органическом сельском хозяйстве. Этот законопроект профильный министр Александр Ткачев представил на заседании Правительства России лишь в январе этого года.

По ожиданиям экспертов и участников рынка, принятие закона создаст в России чёткие правовые механизмы для развития этого сегмента и четко определит понятие «органическая продукция», введет единую маркировку органической продукции и запрет на ее использование для продукции, которая не соответствует органик-требованиям, а также добровольную сертификацию производства и единый государственный реестр производителей органической продукции. Несмотря на то, что работу по каждому из этих направлений придется начинать почти с нуля, и российские, и зарубежные эксперты предсказывают начинанию успешную судьбу. Так, по оценкам главы Минсельхоза российский рынок органической продукции в прошлом году составил 160 млн долларов, или 0,16% от мирового производства, в то время как потенциал экспорта — 10-15 млрд долларов в год. Зарубежные аналитики и вовсе прогнозируют, что Россия может занять ни много ни мало до 10-25% экорынка в течение следующих нескольких лет.

Поле непаханое
В производстве эко-продукции есть две важнейшие составляющие — выращивание сырья на экологически чистых землях и собственно производство, не подразумевающее вредных добавок и технологий. Во многом оптимизм законодателей и аналитиков основан на имеющихся в России огромных площадях неиспользуемых земель сельхозназначения. По разным оценкам, в активном обороте у аграриев находится лишь 8-13% от всех сельскохозяйственных угодий в стране. Как в поговорке «не было бы счастья, да несчастье помогло», заброшенные начиная с 90-х годов прошлого века пашни сделали Россию сегодня владелицей самого крупного надела в мировом банке земель, соответствующих требованиям экологического производства. В этом смысле серьезный ресурс для перехода на органическое земледелие у российских аграриев есть. Вопрос в том, будет ли он востребован? Ведь за последнее время в отрасли сложился устойчивый ориентир на рост объемов производства, который с переходом на биотехнологии неизбежно сократится, а отсутствие пестицидной обработки и других «химических» технологий потребует от сельхозпроизводителя еще и освоения альтернативных способов реагирования на биологические угрозы и риски. Органики-практики также предупреждают: первое время ждать рекордной урожайности на «чистых» полях не стоит, объемы полученной продукции могут сократиться почти вдвое, и с этим также предстоит смириться. Лишь когда почва благодаря биотехнологиям восстановится, урожай и маржинальность пойдут вверх.

«Чистая работа»
Не испорченные пестицидами почвы, как уже было отмечено, лишь одна из предпосылок для ведения органического агробизнеса. Используемые при этом технологии, семена, средства защиты и другие составляющие производственного цикла, в частности, ГМО, до сих являются весьма дискуссионными и в законодательном, и в профессиональном сообществе. Какими практиками и технологиями пользоваться при ведении бизнеса — дело каждого отдельного производителя. Важно, чтобы любое решение хозяйствующего субъекта последовательно регулировалось в правовом поле, без перегибов и «охоты на ведьм».

В этом плане показательна недавняя заочная дискуссия в высших коридорах власти, начатая в середине января министром сельского хозяйства РФ. «Россия не производит и никогда не будет производить генно-модифицированную продукцию», — заявил Александр Ткачев. «Мы видим, что весь мир увлекается ГМО, это и Китай, и Америка давно. И все стремятся за большими урожаями, экономикой, прибылями. Но у нас президент уже давно высказался по этому вопросу: у нас нет ГМО, и мы никогда не будем заниматься псевдо-производством продукции, и на самом деле это не очень полезно для здоровья», — сказал Ткачев журналис-там. При этом в конце января вице-премьер Аркадий Дворкович на совещании по развитию биотехнологий в Новосибирске не исключил того, что действующий в России запрет на выращивание и разведение генно-модифицированных животных и растений, а также на использование ГМО-семян может быть скорректирован. Этот вопрос был затронут сотрудником сибирского ПО «Сиббиофарм», заявившим, что сегодня границы между пищевыми ГМО, находящимися под запретом, и ГМО, легально использующимися в других направлениях, отсутствуют. Действующий закон, по его мнению, не учитывает нюансы применения ГМО и может пагубно сказаться на развитии биотехнологий в стране. Поэтому необходимо перестать использовать ГМО в ругательных целях и строго разграничить, в том числе в общественном дискурсе, ГМО для продовольствия и ГМО, используемые в других целях. Аркадий Дворкович, в свою очередь, отметил, что если пробелы в законодательстве есть, они будут устранены. «Что касается производства продовольствия, то здесь есть политическое решение. К нему по-разному относятся, в том числе ученые, но оно есть», — сказал вице-премьер.

Насколько последовательной окажется позиция законодателя в вопросе ГМО, покажет время, поскольку план мероприятий «Развитие биотехнологий и генной инженерии на 2018-2020 гг.» утвержден только в конце февраля этого года.

Все лучшее — кому?
Еще одна щекотливая тема в проблеме органического сельского хозяйства — возможные потребители экопродукции. Даже самые «экологически ответственные» сельхозпроизводители вынуждены помнить, что их деятельность — прежде всего бизнес. По данным Союза органического земледелия, сегодня в России не более 70 компаний, выпускающих сертифицированную органическую продукцию, и большинство из них — экспортно ориентированы. Свой товар они реализуют с наценкой 30-100% и имеют постоянную оферту из Нидерландов, Италии, Германии, Франции, Канады. А кто его купит в России, если из-за падения доходов населения снижается спрос даже на продукты повседневного спроса? Что говорить об органик-продуктах, которые стоят существенно дороже обычных…
Поэтому экспорт пока — наиболее очевидный канал сбыта для органик-производителей. Во многих зарубежных странах этот сегмент рынка сложился, есть понятные для потребителя правила игры и гарантии того, что он покупает именно то, за что платит. Российские экспортеры называют систему контроля в странах, где органическая продукция производится и продается «по закону», по-настоящему жесткой, благодаря чему и спрос на такую продукцию намного превышает предложение.

Устойчивое развитие, экологическая ответственность производителей, сохранение биоразнообразия, природоподобные технологии — все эти термины символизируют начавшийся сегодня процесс биологизации сельского хозяйства, вершиной которого является органическое земледелие. История происхождения продукта — глобальный тренд, который наконец-то приходит в Россию. Выиграют те, у кого она будет прозрачной и подтвержденной. Кто и как произвел продукт — вопрос, который будет звучать все чаще. И на него придется отвечать. Рабочие модели создания органического сельского хозяйства в России уже есть, и тем, кто начинает биоземледелие сегодня, нет нужды совершать все ошибки первопроходцев. В 2017 году при участии Союза органического земледелия разработана локальная отраслевая программа «Органическое сельское хозяйство», которая приняла Министерством сельского хозяйства РФ в рамках «Приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК».

Но не получится ли так, что бенефициаром всех усилий по формированию в России цивилизованного, регулируемого рынка биоземледелия и производства экологически чистой продукции окажутся вовсе не российские граждане? По-видимому, если в теме органик-продукции есть еще возможные точки приложения государственных усилий, то они именно здесь, в этом аспекте…

По материалам sozrf.ru, agroxxi.ru, agro.ru, rg.ru, ria.ru